«Приняли, но не совсем». Закон о цифровых финансовых активах

Информационный поток, связанный с пандемией и коронавирусом, перекрыл тему, за которой многие следили и ждали ее развития, а отметили лишь профильные специалисты.
Время прочтения: 11 минут

Президент подписал Федеральный закон от 31.07.2020 N 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ФЗ о ЦФА). Начало действия документа – 01.01.2021 (за исключением отдельных положений).

Проект закона существовал уже более двух лет, был принят Государственной думой в первом чтении и ждал своего часа.

Закон является одним из актов регулирования блокчейн-сферы и будет применяться совместно с уже вступившими в силу Федеральным законом от 18.03.2019 № 34-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей ГК РФ» (дает понятие цифровым правам, относя их к «иному имуществу» (ст. 141.1 ГК РФ) и смарт контрактам); Федеральным законом от 02.08.2019 № 259-ФЗ «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (о краундфандинге).

О формировании цифрового права Вы можете прочесть в моей статье в Адвокатской газете (выпуск № 12 (269) 16-30 июня 2018 года), а также в обширной статье «Криптовалюты в России» на портале TAdviser.

В ходе подготовки законопроекта ко второму чтению из него убрали некоторые понятия. Например, «майнинг» и «токены». Регулироврвание выпуска (майнинг), организация выпуска и обращение цифровой валюты в России будет определяться отдельным законом. Он может быть принят в осеннюю сессию, рассказал глава комитета Госдумы РФ по финансовому рынку Анатолий Аксаков. По словам депутата, в комитете отказались от идеи дополнить документ нормами об административной и уголовной ответственности.

Со своей стороны добавлю, что в данном законе важно прописать механизм обмена цифровой валюты на фиатные деньги, сейчас эта процедура вне правового поля.

По понятиям

По принятому ФЗ о ЦФА цифровыми финансовыми активами признаются цифровые права, включающие:

  • денежные требования;
  • возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам;
  • права участия в капитале непубличного акционерного общества;
  • право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг, которые предусмотрены решением о выпуске цифровых финансовых активов в установленном ФЗ о ЦФА порядке, выпуск, учет и обращение которых возможны только путем внесения (изменения) записей в информационную систему на основе распределенного реестра, а также в иные информационные системы.

В данном случае это так называемые security-токены. Utility токены (цифровые токены с правом требования товаров или услуг) можно выпускать уже сейчас (пример – «Спасибо» от «Сбербанка»).

Напомню, что цифровыми правами по ФЗ № 34 признаются названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам. Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу.

Закон о ЦФА устанавливает требования к информационной системе, в рамках которой осуществляется выпуск ЦФА, а также к оператору этой системы и оператору обмена ЦФА.

Понятия «информационная система» и «оператор информационной системы» используются в значениях, определенных Федеральным законом от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Таким образом, выпуск цифровых прав – это вид предпринимательской деятельности. Граждане РФ смогут только инвестировать в них. Выпуск цифровых прав не предпринимателями не предусмотрен.

Еще не все запрещено

В новом законе нет понятия «криптовалюты», но есть «цифровая валюта», то есть совокупность электронных данных (цифрового кода или обозначения), содержащихся в информационной системе, которые предлагаются и (или) могут быть приняты в качестве средства платежа, не являющегося денежной единицей Российской Федерации, денежной единицей иностранного государства и (или) международной денежной или расчетной единицей, и (или) в качестве инвестиций и в отношении которых отсутствует лицо, обязанное перед каждым обладателем таких электронных данных, за исключением оператора и (или) узлов информационной системы, обязанных только обеспечивать соответствие порядка выпуска этих электронных данных и осуществления в их отношении действий по внесению (изменению) записей в такую информационную систему по ее правилам.

Несмотря на то, что криптовалюта в данном определении является инвестицией либо средством платежа, ее нельзя использовать юридическим лицам, личным законом которых является российское право, и физическим лицам, фактически находящимся в Российской Федерации не менее 183 дней в течение 12 следующих подряд месяцев в качестве платежа за оплату товаров, работ и услуг.

 

В Российской Федерации запрещается распространение информации о предложении и (или) приеме цифровой валюты в качестве встречного предоставления за передаваемые ими (им) товары, выполняемые ими (им) работы, оказываемые ими (им) услуги или иного способа, позволяющего предполагать оплату цифровой валютой товаров (работ, услуг).

 

Интересно, что этим же Законом о ЦФА вносятся изменения в Федеральный закон «Об исполнительном производстве», «О несостоятельности (банкротстве)», «О противодействии коррупции» и другие акты, в которых цифровая валюта признается не просто совокупностью электронных данных, а имуществом.

То есть запрета на криптовалюту нет.

Это очень важное положение с точки зрения практики, поскольку теперь криптовалюту можно будет обоснованно внести в конкурсную массу, передать по наследству или разделить в браке, а также проводить расследование в случае ее кражи, то есть вывести из «серой зоны». При этом закон не распространяется на иностранные блокчейны и токены на их основе.

Пока нет конкретных положений об уголовной ответственности за незаконный оборот виртуальных валют. В уголовной плоскости сейчас действует Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.07.2015 № 32 (ред. от 26.02.2019) «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем», согласно которому: «Исходя из положений статьи 1 Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности и о финансировании терроризма от 16 мая 2005 года и с учетом Рекомендации 15 ФАТФ предметом преступлений, предусмотренных статьями 174 и 174.1 УК РФ, могут выступать в том числе и денежные средства, преобразованные из виртуальных активов (криптовалюты), приобретенных в результате совершения преступления».

Для обеспечения судебной защиты цифровой валюты их обладателям необходимо информировать налоговые и иные уполномоченные органы о фактах обладания цифровой валютой и совершения гражданско-правовых сделок и (или) операций с цифровой валютой в порядке, установленном законодательством РФ о налогах и сборах. Соответственно, необходимы дополнения в налоговое законодательство в части декларирования цифровой валюты, определения порядка ее хранения.

Законом сохранена возможность оборота ЦФА; сделки с цифровыми правами, включающими одновременно цифровые финансовые активы и иные цифровые права, совершаются через оператора обмена цифровых финансовых активов

По сути, оборот регулируется Банком России и сложно говорить о какой-то децентрализации ЦФА, так как Банк России в установленном им порядке включает оператора информационной системы в реестр, принимает решение об отказе в согласовании правил информационной системы, в которой осуществляется выпуск цифровых финансовых активов.

Стейблкойны для российской экономики

«Недавно принятый закон «О цифровых финансовых активах» и еще находящийся на рассмотрении законопроект «О цифровой валюте» позволят российским компаниям выпускать стейблкоины и обменивать их на другие активы, заявил глава комитета Госдумы РФ по финансовому рынку Анатолий Аксаков. По его словам, о такой возможности неоднократно просили представители бизнеса. «Эти стейблкоины могут выпускаться, обмениваться, продаваться, в том числе на активы, выпущенные в иностранных информационных системах», – пояснил Анатолий Аксаков.

С просьбой ускорить принятие закона для запуска эмиссии токенизированных активов к властям обращались председатель правления «Норникеля» Владимир Потанин и Российский союз промышленников и предпринимателей.

По мнению Владимира Потанина, «принятие закона способствует появлению новых цифровых сервисов и платформ, объединяющих разработчиков, стартапы, поставщиков технологических решений и потребителей в таких отраслях, как металлургия, нефтегаз, энергетика, автомобилестроение и другие».

Следствием принятия закона станет появление большого числа российских компаний – эмитентов ЦФА, которые предложат рынку самый широкий спектр токенизированных продуктов, в числе которых может быть сырье, потребительские товары, различные услуги, объекты недвижимости, предметы искусства и так далее, сказал глава «Норникеля».

Стейблкоины (от англ. stable  –  стабильный, coin  –  монета)  – это криптовалюты, призванные минимизировать волатильность цен (чаще всего против доллара США); они сильно отличаются от более волатильных криптоактивов, таких как биткоин, в которых отсутствует встроенный механизм ценовой стабилизации.

Большинство стейблкоинов задуманы как равные по стоимости доллару США, основной мировой резервной валюте. Например, предполагается, что одна единица крупнейшего стейблкоина Tether (USDT) равна одному доллару США, и уже почти три года, в течение которых Tether активно торгуется на публичных криптовалютных рынках, его курс оставался в целом стабильным.

В заключение нельзя не рассказать о важном событии в цифровой сфере – в России впервые официально выдана банковская ссуда, обеспеченная криптовалютой. Кредит выдан Экспобанком через заключение договора индивидуальной банковской ссуды, обеспеченной токенами Waves. В процессе структурирования был использован механизм условного депонирования (эскроу), который на сегодняшний день в российском праве является оптимальным способом быстрого исполнения обязательств кредитору путем передачи имущества в виде задепонированных цифровых активов.

По словам руководителя юридического направления Экспобанка Танзилы Яндиевой, сделка носит «прецедентный характер как для юридического, так и для банковского сообщества».

Рекомендуем

Статья

Распределение будущего: что ждать от цифровизации адвокатуры?

Адвокатура вступает в новую эру с введением комплексной информационной системы (КИС АР), в рамках которой работа защитников будет модернизирована с помощью различных сервисов и цифровой системы взаимодействия. Эксперты комментируют для «Сферы» грядущие изменения системы распределения дел по назначению и общее направление цифровизации в адвокатуре.

Статья

Без вины виноватые: роль регистраторов в спорах об интеллектуальных правах

Часто определить адресата претензий или найти способ приостановить нарушение интеллектуальных прав в интернете – непростая задача для правообладателей. Отчасти это связано с противоречивой практикой по вопросу признания регистратора доменного имени в качестве информационного посредника. Ведущий юрисконсульт ООО «Яндекс» Денис Доротенко проанализировал текущий статус регистраторов и возможность привлечения их к ответственности.

Статья

Лайки, тренды, иски: правовое регулирование TikTok

15-секундные видео, более 800 миллионов активных пользователей по всему миру, миллиарды лайков и просмотров каждый год. Пользовательская статистика социальной сети TikTok поражает, вот только количество американских и европейских исков, с которой китайской компании постоянно приходится сталкиваться, – удивляет не меньше. Какие главные претензии предъявляют TikTok и как сервису удается избежать серьезных проблем? «Сфера» изучила международный опыт разбирательств с платформой.

Комментарии 0

Нужно хоть что-то написать