Правило переноса: зачем обновленной Конституции уже существующие нормы?

Конституционная реформа вызвала массу дискуссий и острые споры. «Сфера» разбиралась, зачем в Основной закон страны вносить уже существующие нормы.
Время прочтения: 8 минут

Не инструкция, а базовый закон

В Основном законе предлагают прописать, в том числе, индексацию пенсий и пособий, запрет на иностранный вид на жительство для госслужащих и ограничение приоритета международного права. Однако подобные нормы уже есть в российском законодательстве. По этой причине специалисты считают данные поправки несущественными.

«К сожалению, то, с какой скоростью протекает конституционный процесс сейчас (не говоря уже о самой внезапности конституционной реформы), вызывает определенное удивление. Мне кажется, все это сказывается, в том числе, и на непосредственно нормотворчестве. Я считаю отчасти бессмысленным обсуждение великого множества поправок, многие из которых имеют скорее техническое значение, чем сущностное, поскольку Конституция вообще не про это», — говорит старший адвокат, партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Константин Добрынин.

Он объясняет свою позицию тем, что Конституция является своего рода правовым фундаментом — в ней наиболее полно представлены основные положения, которые призваны показывать лишь направление деятельности.

«Нормы-цели — это то, к чему стремится государство. Поэтому излишняя конкретизация, я бы даже сказал чрезмерная детализация, которую предлагают сегодня, вступает в противоречие с базовыми принципами права, потому что Конституция — это не инструкция по пользованию телевизором, а базовый закон государства. Если же действительно говорить о нормах и принципах, которых сейчас в Конституции нет, но которые нужны, то для подавляющего большинства адвокатов России, является очевидным необходимость включить в статью 123 главы 7 часть пятую следующее: «Адвокатура является независимой самоуправляемой частью правосудия, функции и организация которой определяются федеральным законом», — считает адвокат.

Член Совета Адвокатской палаты города Москвы Дмитрий Кравченко также полагает, что в тех нормах, которые уже существуют в федеральном законодательстве, нет необходимости.

«Например, позиция о том, что международные договоры в их толковании должны быть менее значимы, чем Конституция, уже была выражена Конституционным судом. В этом смысле, наверное, данные изменения можно расценивать как декларативные. Соответственно, речь больше идет о программно-правовом заявлении, которое, прежде всего, признано символизировать то, что в наибольшей степени должно волновать российское государство. Другой вопрос — раз уж мы вносим такие изменения, то нужно было бы подумать и об экономической базе, на которой должны эти изменения базироваться. Во всяком случае, можно было бы параллельно закрепить таким же образом дополнительные гарантии развития экономики и ее роста, гарантии того, что государство в лице госорганов должно отвечать за это. Для того, чтобы дать понять, что законодателей интересуют не только социальные права, но и та экономическая база, на которой центральные права должны развиваться», — объясняет эксперт.

Конституционные новеллы

Противоположная точка зрения у члена рабочей группы по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию, декана юридического факультета СПбГУ Сергея Белова. Он считает, что предлагаемые поправки в силу своих особенностей являются именно новеллами. Это касается и решений международных органов и организаций, которые должны исполняться в России только в том случае, если они не противоречат Конституции.

Кто здесь главный: нужно ли закреплять приоритет Конституции над международными договорами

«Полномочием оценивать решение на предмет противоречий уже наделен Конституционный Суд. Сейчас обсуждается более глобальная поправка — она касается любых межгосударственных органов, а не только тех, которые осуществляют защиту прав человека. Уже были случаи, когда Конституционный Суд был вынужден оценивать конституционность актов Евразийской экономической комиссии или таможенных органов других стран ЕАЭС, угрожавших правам граждан РФ. Поэтому положение, которое предлагается внести, — это новелла, ее сейчас нет в действующем законодательстве. На мой взгляд, она необходима, потому что дает больше возможностей для предотвращения ситуации, когда права человека, гарантированные нашей Конституцией, могут быть каким-то образом ограничены», — говорит Сергей Белов.

Что касается индексации пенсий и пособий, то, по словам специалиста, в России действие похожего законодательного положения было приостановлено с 2016 года. «Этот вопрос уже обсуждался несколько раз: президент и в послании, и на встрече с членами рабочей группы говорил, что правительство недостаточно ограничено действующим законодательством, а конституционные нормы будут радикальнее требовать производить индексацию», — отмечает Сергей Белов.

Если говорить об иностранном гражданстве и виде на жительство, то здесь тоже все не так однозначно. Такие положения уже есть, однако то, что предлагается сегодня — расширяет существующие ограничения как в отношении госслужащих, так и в отношении президента.

Мантий меньше, дел больше: как изменится работа КС РФ, если будут приняты поправки в Основной закон

«Во-первых, в Конституции речь идет о более широком перечне запретов и ограничений, которые будут распространяться, в том числе, на лиц, для которых они не были предусмотрены. Во-вторых, здесь говорится не только о гражданстве, но и о виде на жительство или ином документе, который дает основание на постоянное проживание на территории другого государства. То есть, это не тождественно тому, что закреплено в действующем законодательстве»,— отмечает Сергей Белов. Он также напоминает об ограничениях, которые планируется добавить в отношении президента, а именно о том, что кандидат на пост главы государства не может иметь в биографии вид на жительство в другой стране.

С ограничениями полномочий президента согласны не все специалисты. Ряд экспертов полагает, что данное положение необходимо вписывать очень осторожно, поскольку важно учитывать причины, по которым кандидат на пост главы государства может иметь в своей биографии вид на жительство в другой стране.  

«Предлагается, что человек не сможет стать президентом, если он имел вид на жительство. Но, на мой взгляд, столь жесткие ограничения вызывают вопрос. Да, лица, имеющие другое гражданство, не могут возглавлять страну, но я не уверен, что необходим запрет в отношении иных оснований для проживания. Это может быть связано с разными обстоятельствами. Например, с тем, что человек учился за рубежом или его родственники служили в посольстве, а он был при них, или он работал в международной организации, или вообще был ребенком и не мог принимать решений, где ему жить. Получается, что даже несколько лет работы в другой стране – это негативная строчка в резюме президента. Хотя деятельность в международной компании, наоборот, помогла бы понять, как устроена международная правовая арена. И даже наш президент долго трудился за границей. Поэтому не знаю, насколько этот момент обоснован, потому что все изменения Конституции и вообще все главы Конституции должны соответствовать основам конституционного строя, то есть принципу правового государства, который предполагает, что какие-либо ограничения прав должны быть соразмерны важной общественной цели, на которую они направлены», — говорит Дмитрий Кравченко.

Черту под этим вопросом подводит Константин Добрынин. Он уверен, что потенциал Конституции не раскрыт даже наполовину. «У нас, например, совершенно не реализован механизм толкования Конституции, правом на которое обладает Конституционный Суд. Обращу внимание, что даже оговоренного статьей 100 совместного заседания палат парламента для заслушивания Послания Конституционного Суда не было ни разу», — подчеркивает адвокат.

Как ожидается, поправки в Конституцию будут рассматриваться Государственной Думой во втором чтении 10 марта.

Источник изображения: freepik.com

Комментарии 0

Нужно хоть что-то написать