Искусство vs закон: где проходит грань между арт-акциями и нарушениями порядка?

Свобода самовыражения иногда приводит художников к административной и даже уголовной ответственности. «Сфера» разбиралась, как российское законодательство сковывает художников и перформеров и нужно ли искусству дополнительное регулирование.
Время прочтения: 12 минут

Где заканчивается свобода художника

Сегодня в России нет специального закона, регулирующего уличное искусство, в том числе стрит-арт, инсталляции и акции. Другими словами, можно все, что не запрещено. Однако свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого: то, что для одного будет проявлением творчества, для другого окажется оскорблением.

«В этом смысле можно провести некую параллель и исходить из того, что, во-первых, все эти уличные мероприятия, акты искусства, его выражения, ориентированы на внимание людей. Значит, в данной ситуации должна обязательно идти речь о безопасной организации этого процесса. В противном случае возможны разного рода эксцессы, которые могут привести к неприятным последствиям. То есть проведение такого рода мероприятий должно, во всяком случае, исключать какую-либо вероятность причинения вреда людям, имуществу, окружающей среде и прочему», – говорит юрист юридической фирмы «Юст» Сергей Завриев.

Партнер и руководитель практики особых поручений коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерина Тягай считает, что в случае со стрит-артом отношение к объектам искусства варьируется в зависимости от заказчиков на создание творческих проектов.

«В классическом смысле слова стрит-арт создается уличными художниками всегда без всякого согласования, и в этом историческая ценность свободы этих художников. На такие объекты наше государство реагирует очень по-разному. Иногда они воспринимаются и фактически легализуются, если созданы без нарушения правил или на каких-либо специально выделенных площадках. Но бывает обратная ситуация – когда это квалифицируется как уничтожение или повреждение чужого имущества, даже как вандализм. И хотя закон не определяет, что же такое искусство, – а, к счастью, это и гарантирует отсутствие рамок свободы художника, – грань здесь имеется, но она скорее имеет правовой принцип. То есть, если действия не нарушают прав и законных интересов других лиц, то никакой ответственности не предусмотрено», – комментирует Екатерина Тягай.

Взгляд художника

Сами художники понимают возможные последствия творческих порывов: например, петербургская арт-группа «Явь», члены которой расписывают фасады зданий, прекрасно знают закон и осознают, что могут возникнуть ситуации, за которые придется отвечать.  Лидер проекта «Явь» и магистр юридического факультета НИУ ВШЭ Анастасия Владычкина отмечает, что грань между искусством и нарушением правопорядка прописана в законодательстве, в частности, в статье 20.1 КоАП РФ, где установлено, что такое нарушение общественного порядка.

«Это действия, выражающие явное неуважение к обществу, сопровождающиеся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества. При подобном подходе арт-акция или стрит-арт не являются нарушением порядка. Наказывать уличных художников за творчество нет оснований, если конечно в нем нет нецензурной брани, рекламы наркотических веществ, оскорблений группы лиц и так далее, то есть того, что прямо запрещено законом», – объясняет Анастасия Владычкина.

Однако художница подчеркивает, что сегодня искусство регулируется больше не правоприменительной практикой, а отношением общества и отдельных структур к тому или иному арт-объекту. Например, к 30-летей годовщине смерти Андрея Сахарова художники нарисовали в одном из петербургских дворов его портрет и написали цитату академика об интеллектуальной свободе. Уже утром стену закрасили коммунальные службы. При этом разрисованные непонятными надписями соседние фасады остались нетронутыми.

«Вывод: комитетам и управляющим компаниям, а также жителям-противникам стрит-арта глубоко плевать на «исторический облик города», «архитектурный ансамбль» и прочее, чем они так любят оправдывать уничтожение стрит-арта. Дело не в том, где и как нарисовано, дело в том, что именно нарисовано. Мы посчитали важным сделать работу к юбилею смерти Андрея Сахарова, потому что за 30 лет ничего особо не поменялось. Его слова были актуальны в 1989 году, актуальны они и в 2019 году. Моментальное уничтожение нашей работы в глухом дворе – это отличная иллюстрация», – комментирует лидер арт-группы «Явь».

«Обязан думать о правовой ответственности»

Художники и юристы отмечают, что в последнее десятилетие появилось множество ограничений и соответствующих новелл – в том числе знаменитые поправки в УК РФ об оскорблении чувств верующих и использовании запрещенной символики. Однако в последнее время в законодательстве появились и послабления.

«Художники не могут высказываться на многие темы – например, о фашизме. До недавнего времени, даже если творчество было направлено против него, но в работе использовалась свастика, можно было получить уголовное дело. Но недавно Госдума приняла поправки, разрешающие использовать нацистскую символику в произведениях искусства, литературы, науки, а также в сообщениях СМИ, если в этом нет пропаганды или оправдания фашизма. С нормами о защите верующих все не так хорошо. Однако в России есть достаточно известные художники, которые в своем стрит-арте довольно жестко иронизировали над религией, причем изображали конкретных очень высокопоставленных православных деятелей, и им ничего за это не было. Также возникают сложности и с изображением обнаженного человеческого тела – такие работы могут быть квалифицированы как порнография. Однако, несмотря на такие сложности, нельзя однозначно сказать, что художник должен делать, а что нет. Когда он создает свои работы, то обязан думать о правовой ответственности. И в его власти самостоятельно решить, готов он к этому и стоит ли его идея возможной жертвы», – говорит Анастасия Владычкина.

Сергей Завриев считает, что наказывать художников за их творчество не стоит. Однако сами они не должны игнорировать мнение других людей, когда речь идет о стрит-арте. Юрист приводит в качестве примеров телевизионные каналы: если кому-то не нравится передача – ее можно просто переключить, а уличное искусство вольно или невольно становится достоянием общественности, в том числе людей, которым может не понравиться арт-объект или творческая акция.

«У нас есть сформировавшаяся практика и по поводу Петра Павленского, и по поводу Pussy Riot. Можно по-разному к таким явлениям относиться, были разные дискуссии на этот счет, но там достаточно подробно все описано, дана судебная оценка. Мне кажется, искусство не должно нарушать права и свободы людей, которые вольно или нет становятся свидетелями этих действий. Полностью нужно исключать какие-либо акции, демонстрация или выражение которых осуществляется общественно опасным способом. Кроме того, нужно учитывать и то, что это может оскорблять чувства людей. Очевидно, что если вы ортодоксальный человек, верующий, и на всеобщее обозрение выставляются вещи, которые являются очевидной насмешкой над вашими убеждениями, это может вызывать у вас определенную реакцию. Такие показы можно и нужно ограничивать. Например, существуют выставки. Если вам эта тема не нравится, вы туда не пойдете. То же самое с телепередачами, которые можно переключить. Когда речь идет об уличной акции, плакате или разрисованном фасаде, это может вызывать определенное раздражение. С другой стороны, у нас сейчас часто фасады зданий разукрашивают, и многие жители довольны тем, что это не глухая стена, а какой-то интересный, нейтральный по тематике, не задевающий ничьи чувства рисунок. Даже участились случаи, когда администрация и префектуры районов это дело поддерживают», – объясняет Сергей Завриев.  

Он отмечает, что в целом в России нет проблем с проявлением творчества в разных его формах. Проблема заключается в возможности и желании художника не навязывать обществу свои взгляды, которые могут идти вразрез с мнением остальных.

«Мне кажется, закон не говорит о том, что можно рисовать, а что нельзя. Речь не идет о том, чтобы запретить художникам создавать что-то. В принципе у нас с этим проблем нет. Речь о навязывании и пропаганде в отношении людей, которым это явно не интересно. Правильно ли это делать? Наверное, не очень. На мой взгляд, Петербург очень правильно сделал, что специально открыл музей стрит-арта. И люди, которые любят это искусство, могут посетить его», – считает юрист.

Нужен ли закон об искусстве?

Специалисты сходятся во мнении, что творчество слишком абстрактно, чтобы регулировать его законодательно. Тем более, что существующие нормы права и так справляются с этой задачей.

«Мне кажется, что невозможно прописать в законе, что можно рисовать, а что нет. В целом законодательство, прежде всего Конституция, определило, что государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Однако мы должны учитывать, что Россия – страна многонациональная, многоконфессиональная, этот факт нельзя игнорировать и не считаться с ним», – отмечает Сергей Завриев.  

Екатерина Тягай считает, что в вопросах регулирования культуры и творчества власть должна соблюдать баланс: нельзя вмешиваться в искусство, если оно прямо не нарушает существующие законодательные нормы.

«Можно оттолкнуться от простого вопроса – что такое государство? Это форма организации жизни общества, которая позволяет балансировать интересы всех его членов. Но творчество – это всегда преодоление, выход за границы, в том числе стандартов поведения. Поэтому, на мой взгляд, скорее государство должно быть аккуратным во вмешательстве в искусство и попытках преследования художника за его работы, если это прямо не попадает под действие Уголовного или Административного кодекса. Искусственные попытки притянуть творческую деятельность под состав преступления мне кажутся намного более преступными, чем самовыражение художника. Ведь создание объекта искусства – это всегда в каком-то смысле протест, иногда против себя, иногда против определенной художественной школы и ее правил, а иногда и против существующих норм, но это и стимулирует развитие самого общества», – комментирует Екатерина Тягай.

По мнению Анастасии Владычкиной, нормы согласования уличного искусства уже существуют. Она уточняет, что после согласования стрит-арт будет называться уже паблик-арт. Однако главная проблема заключается не в названии, а в самой процедуре согласования, которая занимает длительное время. Актуальные «здесь и сейчас» работы потеряют смысл за несколько месяцев, в течение которых будет утверждаться рисунок или акция.  

«На данный момент и в Санкт-Петербурге, и в Москве, и почти во всех остальных регионах России уже есть процедуры согласования и паблик-арта, и арт-акций. То есть росписи на стенах уже узаконены. Но есть ряд проблем: во-первых, процедура крайне сложная и длится около 6-8 месяцев. При этом результат предсказать нельзя, можно потратить 6 месяцев – и работу в итоге не согласуют, просто потому что у всех людей разные вкусы. Во-вторых, важно понимать: остросоциальные или политические работы все равно никогда не согласуют. В-третьих, художники часто делают работы как отклик на события, и такую работу нужно рисовать сразу, через четыре месяца или даже через неделю она может быть уже не к месту. Таким образом, сейчас есть законодательство, регулирующее уличное искусство, но оно не работает», – объясняет лидер арт-группы «Явь».

По ее мнению, идеальным решением в данном случае может быть согласование работ художников постфактум: их судьбу решают местные жители или собственник здания. Если речь идет об арт-объекте – принцип тот же. «В конце концов, если чиновники не готовы отдать право такого согласования постфактум частным лицам, то можно создать некую комиссию, которая посредством тайного голосования будет решать судьбу произведений», – комментирует Анастасия Владычкина.

Главное, считает художница, чтобы в эту комиссию входили люди с разными взглядами на уличное искусство, а состав ежегодно обновлялся. В таком случае, уверена Анастасия Владычкина, у произведения искусства будет больше шансов быть увиденным.

Комментарии 0

Нужно хоть что-то написать